Заказ работы на сайте:

Учебные материалы:

Cтатистика:

Партнеры и друзья:

Информация

Человек, индивид, личность (часть 1)

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Человек не есть машина, поскольку подход к человеку как к машине не объясняет многообразия личности, т. к. сущность машины в единообразии или самотождественности, а главная особенность человека — разнообразие и уникальность. Причем индивидуальность человека является источником множественности образов реальности, в т. ч. представлений о человеческой природе. Существует связь между индивидуальными образами “Я” и культурными образами природы человека: индивид стремится найти (или сконструировать) смысл своего Я, а культура — создать осмысленный образ общественной реальности. Поиск личного смысла заставляет каждого индивида размышлять над вопросом “Кто я?”, что приводит к конструированию образов своего Я, которые оказывают интегративное влияние на все мысли и действия человека. Аналогичным образом формируются представления культуры о природе человека, что обеспечивает постижение соц. действительности и последующее влияние на мысли и действия соц. групп.

   Эта работа – попытка привести подтверждение такой концепции, опираясь на различные исторические и научные факты, мнения тех или иных выдающихся учёных.

 

ЧЕЛОВЕК

Человек

   Человек – представитель вида Homo sapiens. Многие мыслители и ученые не всегда проводят различия между понятиями “человек”, “индивид” – единичный представитель вида Homo sapiens и “личность” – соц. система, содержание нашего Я, что вполне оправдано при каких-либо частных решениях, но недопустимо при рассмотрении фундаментальных проблем человеческой экзистенции. Так, биологи н медики не обращают внимания на соц. характеристики, гуманитарии упускают из виду, что культурные особенности человека основаны на нейробиологических механизмах человеческого тела. Единство духовной и физической сторон человека может показаться тривиальным в своей очевидности, однако именно в силу своей очевидности нередко недооценивается в ряде современных концепций жизненной среды человека. Относительно развития техногенной цивилизации не делается необходимых выводов из того обстоятельства, что человек, развивая свою культуру, не перестает быть представителем вида Homo sapiens, который связан со своей средой природными и общественными связями, как этническими, экономическими, так и биологическими, физическими, космическими связями.

   Человек как продукт длительной биологической эволюции, воспроизводящей в информационном аспекте эволюцию нашей Вселенной после Большого взрыва, отражает в себе в закодированном виде последовательность истории нашего Космоса... К тому же, ч. является одновременно и продуктом соц. эволюции. Российские исследователи В.П. Казначеев и Е.А. Спирин рекомендуют проводить комплексное изучение Homo sapiens, опираясь на представление о человеке как целостном космопланетарном явлении. Согласно такому подходу, в течение длительного времени эволюции формирование биологических черт происходило во взаимодействии с культурой, а этнических, религиозных и иных обычаев – во взаимодействии с природной средой.

   Социальное не противостоит физическому, космическому и биологическому, ибо от рождения человек имеет телесную организацию, которая содержит в себе возможности ее универсального социально-деятельного развития. Поскольку природа человека инвариантна, то общество не может формировать заново в каждом поколении и в каждом человеке человеческую природу. Оно вышивает по канве (человек как сжатая Вселенная) социальный узор (личность, которая представляет собой микрокосм социума) в зависимости от набора ценностей.

   Человек – прежде всего пластичное существо, несущее в себе следы космофизической, биогенетической и социокультурной эволюции.

 

Человек и мир

   Философские картины мира очень многообразны, однако все они строятся вокруг отношения мир - человек. Впрочем, вполне приемлема и инверсия: человек -мир. Собственно на этом различении строятся две ведущие линии в философском знании, которые можно условно назвать объективистской и субъективистской.

   Объективистские концепции, независимо от того, являются они материалистическими или идеалистическими, отдают приоритет миру, полагая, что он так или иначе объективен, т. е. не зависит в своем существовании и качествах от желаний субъектов и человеческого способа видения. Истина для всех едина: для людей, богов, демонов и любых разумных существ. Если к нам прилетит сороконожка с Юпитера, у которой уши на ногах, а видит она исключительно в инфракрасной части спектра, истины и законы логики будут для псе те же, что и для нас, так как они отражают объективные характеристики действительности (или, напротив, эмпирическая' действительность есть выражение объективных логических законов). Объективистские философские концепции полагают, что мы все можем и должны находить общие позиции по вопросу о качествах действительности и своем месте в ней, а те, кто упрямствует в отстаивании особой позиции – просто заблуждается, впадает в иллюзию. Яркими примерами объективистских концепций были философия Гегеля и Маркса. Учения этого типа очень высоко ценят роль познания в жизни людей, так как считают, что рациональное знание непосредственно связывает нас с истиной и показывает мир таким, как он есть.

   Противоположностью объективизма является субъективизм, когда мир, общий для всех живущих субъектов, заменяется на множество “мирков”. Я – сам себе Вселенная, я вижу действительность исключительно со своей точки зрения, пребыванию в своих ситуациях, и безмерно одинок, потому что никто нс может разделить со мной моего индивидуального мира, становящегося тюрьмой. Вся иная действительность преломляется через мое уникальное “я”, потому, вообще-то, трудно сказать, есть ли что-нибудь объективное. Все зависит от меня, и мир как бы сплавляется со мной, становится моей проекцией, результатом моей активности. Границы между “я” и миром размываются при доминировании личностного начала. Ярким примером субъективизма такого рода выступает философия Ж. П. Сартра, который считает, что человек, не но своей воле “заброшенный в бытие” – полностью свободен. Общих истин и общих правил нет. Каждый проходит через жизнь па свой страх и риск, делая, все что пожелает, и отвечая только перед самим собой. Поддаться общим истинам и взглядам – значит предать самого себя.

   Огромное “пространство” между двумя крайними полюсами и составляет поле философского поиска. Собственно, важнейшей философской проблемой является вопрос: что в мире - от пас, и что - от самого мира7 Что от субъективности и что от объективности? Что зависит от человека и что не зависит? Как в старой молитве: “Господи, дай мне понять, что я могу изменить, дай мне понять, чего я изменить не могу, и научи отличать первое от второго!” Философия уже две с половиной тысячи лет пытается отличать, хотя ее поиски не всегда успешны.

   Философы, желая понять мир, одновременно стараются разобраться в том, возможно ли вообще его постижение и как именно оно возможно? Можем ли мы получать истинные объективные знания или всякая паша обращенность к миру есть взгляд через искажающие очки потребностей и пристрастий? Великий философ XVIII в. Иммануил Кант выдвинул идею о том, что пространство и время, через которые мы воспринимаем действительность, есть лишь способ нашего человеческого видения, и каков мир “сам по себе” -совершенно неизвестно. “Ну и не надо нам этого знать!” –сказали впоследствии философы- прагматисты, -главное – получать практические результаты, а что там на самом деле, совсем не важно!” Однако другие философы не согласились с таким отказом от познания, и решили, если уж и не пробиваться к реальности “самой по себе”, то по крайней мере, выработать единую точку зрения на то, каким мир для нас представляется.

   В западной философии в наши дни доминируют и спорят между собой два основных подхода. Согласно первому, никаких общих точек зрения на мир и судьбы человека вообще быть не может. Каждый человек и каждый философ “варятся в собственном соку” и не имеют выхода к своим братьям по разуму.

   В соответствии со вторым, возможно взаимопонимание между людьми, а, значит, в формирование единых, общезначимых представлений о том, что являют собой мир и человек. Как бы то ни было, философы всегда общаются между собой, с другими людьми и ищут общий язык, общие ракурсы видения, несмотря на то, что “субъективных миров” действительно много, н они порой довольно далеко отстоят друг от друга.

   Чтобы не впадать в крайности, можно сказать, что мир, в котором протекает наша жизнь- это сплав субъективного н объективного, того, что зависит, ii того, что вовсе не зависит от нас, и эта сложная диалектика каждый раз конкретно рассматривается философией на новом уровне и в новой исторической обстановке. При этом философы обсуждают проблему мира н человека на понятийном языке и никогда ничего не берут просто на веру. Их дело – во всем сомневаться, все подвергать строгому критическому анализу и никогда не останавливаться на достигнутом уровне знания. В этом философия противоположна религии, стремящейся точно воспроизводить древний канон. Философская картина мира – это картина, бесконечно рисуемая пытливым интеллектом, включающая сложное переплетение человеческого и внечелопеческого, материального н духовного, минутного и вечного.

 

Человек и космос

   Космос – понятие, впервые введенное Пифагором для обозначения упорядоченного единства мира, в противоположность Хаосу. Главным свойством Космоса считалась гармония сфер. В истории философской мысли использование понятия Космоса вело либо к признанию роли творца (демиурга), либо к обожествлению самого Космоса в духе пантеизма или космотеизма. С развитием космонавтики понятие Космоса стало соизмеряться с освоенной человечеством частью солнечной системы и Вселенной.

   Соотношение человека и Космоса в истории философской мысли понималось по-разному. Со времен Птолемея доминировали геоцентризм и антропоцентризм, сменившиеся в XVII в. космоцентризмом. Человек, особенно, в XX в. никак не может считать себя целью Вселенной, но, с другой стороны, он не может смириться с ролью ничтожной плесени на втростепеипой планете, вращающейся вокруг рядовой звезды, коих мириады. Сознание человека способно охватить эти грандиозные просторы п уразуметь парадоксальность времени. Более того, сформулирован так называемый антропогеиньш принцип, согласно которому ритмы Вселенной ii человека, а также размеренность функционирования этих систем близки или совпадают. Вселенная как бы устроена для того, чтобы человек мог ее осмыслить н освоить. Об этом же говорят в синергетике: человек рассматривается как мощный фактор эволюции Вселенной, где нарастают процессы нестабильности (И. Пригожин).

   Отсюда вытекает вывод, что многие моральные нормы, выработанные для регуляции межчеловеческих отношений, должны столь же неукоснительно применяться во взаимоотношениях человека с природой п Космосом. Иными словами, если Вселенная “сделала” все, чтобы человек мог появиться н эволюционировать, то ему надо со своей стороны сделать все, чтобы сохранить Космос, а также попытаться познать его закономерности. Речь идет о так называемой космической этике, определенных правилах поведения человека при освоении космического пространства, а также при возможной встрече с представителями внеземных цивилизаций.

   Еще две с половиной тысячи лет назад Пифагор и Платон учили о числе как основе Космоса н об эйдосе как своеобразном духовном алгоритме, на основе которого строится физическая реальность. Человек действительно микрокосмос, встроенный в структуру макрокосмоса н имеющий дар свободы выбора своего поведения. Очевидно, что одной из главных проблем формирования сознания личности человека рубежа XX – XXI в. является самоопределение по отношению к космосу н природе.

   В концепции этногенеза, развитой в трудах Л. Гумилева, основополагающий фактор, определяющий судьбы народов, находится в космосе, н именно он формирует “пассионарность” людей как способность к аккумуляции космической энергии и “заражения” ею больших масс населения. Вряд ли правомерно считать этнос “явлением природы”, умаляя тем самым роль специфической ментальное™, но сама идея космического (не в физикалистском смысле) генезиса человека плодотворна. В философском смысле мир в этом отношении предстает как “свое” для человека, в то время. как противоположная установка считает мир “чужим”.

   Чтобы разобраться в этих вопросах, необходимо детализировать понятие космоса п обратиться к проблемам философского осмысления природы. Термин “природа” многозначен. Еще с античных времен природа трактовалась как происхождение вещи (генезис) н элементарная субстанция, сущность вещи. В широком смысле слова под природой понимается все сущее или, как говорили в России, мир божий. В узком смысле природа - то, что породило п окружает человека, служит для него объектом познания.

   Взаимоотношения природы и общества – вечная и всегда актуальная проблема философии п всего гуманитарного знания. Как соотносится человечество с живой п неживой сферами планеты, могут ли они п дальше сосуществовать и развиваться – это сейчас самые острые проблемы, затрагивающие экономику, политику, мораль, искусство, религию и т. д.

   Еще в 1808 г. французский ученый Э. Реклю ввел понятие “биосфера” для обозначения “живой” оболочки Земли, слоя животных н растений. В 20-е гг. XX столетия наш соотечественник В. И. Вернадский разработал фундаментальную концепцию биосферы н ввел понятие “ноосферы”, т. е. сферы разума, преобразующего планету. Уже в конце XIX в. появились первые грозные признаки ухудшения качества биосферы, вследствие развития техногенной цивилизаций н установки па “покорение” природы. Смог над крупными европейскими городами, вырубка лесов и наступление пустынь, истощение почвы и русла многих рек, снижение количества рыбы и диких зверей – все это волновало людей уже в начале XX в.

   Чтобы понять суть взаимоотношений человечества с природой, следует, прежде всего, отказаться от взгляда па природу как па простой источник сырья для развития материального производства. Жизнь человека (п общества) – это составная часть глобального биогеохимического процесса и кругооборота веществ. Человечество давно уже превратилось в мощную бпогеохнмнчсскую силу. Считается, что современное человечество в этом смысле эффективнее остального живого мира примерно в две тысячи раз.

   По сути дела, планета и ее живая оболочка (включая человечество) – единая система, подчиняющаяся ритмике солнечной активности н других космических воздействий. Осознание этого единства пришло не сразу, равно как и осознание общих судеб всего человечества.

   В том же XIX к. немецкий зоолог. Э. Геккель ввел в научный оборот термин “экология”, – что означало “все внешнее” н относилось к изучению явлении, оказывающихся внешними по отношению к человеческому телу, – т. е. к изучению окружения человека. По словам Геккеля, под экологией понимается изучение взаимосвязи организма с совокупностью как органических, так и неорганических условий его жизни. Они включают в себя прежде всего его активные н подчиненные отношения с теми животными и растениями, с которыми он входит в прямой или косвенный контакт,– короче говоря, экология есть изучение всего комплекса взаимосвязей.

   Особенность нашего времени состоит еще и в том, что большинство этих проблем приняло глобальный, т. е. общепланетарный характер, давно вышли за рамки государственных границ и материков и представляют собой общечеловеческую задачу. Особое внимание мировой общественности эти проблемы привлекли после второй мировой войны. В 50-60-е гг. появилось множество публикаций и докладов международных сообществ (Римский клуб и др.), которые зафиксировали нарастающую тревогу человечества. Международный опрос, проведенный в 22 крупнейших странах мира в 1922 г. констатировал, что планета нездорова п природная среда нуждается в принятии срочных мер.

   Говоря об истоках кризиса, нужно обозначить два типа мировоззренческой установки в отношении природы. В соответствии с первым, восходящим .к религиозному сознанию, природа считается божьим творением, что предполагает развитие благоговейного отношения к ней. Этим определяются границы вмешательства человека в природу, ибо никто не вправе посягать на “промысел божий”, устроивший Небо и Землю.

   Что касается другого типа, то выступает гигантским её естественным механизмом, который необходимо приспособить к человеку для решения его жизненных проблем. Природа при этом не имеет этического статуса, она “не храм, а мастерская, а человек в ней работник”. Такой подход служит теоретическим обоснованием для всевозможных проектов “покорения” природы, поворотов русла рек, возведению гигантских плотин и т. д. Разумеется, в данном случае предусматриваются природоохранные мероприятия, но только в целях сохранения ресурсов. Учение о природе принимает строго научную форму и эти проблемы призваны решать специалисты. Формирование экологической культуры мыслится как феномен рациональности, когда миллионы людей, осознав опасность, изменяют свое поведение.

   Разрыв этих двух способов восприятия мира достиг остроты еще в конце XIX - начале XX вв., когда оппозиция “человек-машина” начинает звучать в поэзии и музыке. Победа “стальной конницы” (С. Есенин) над живыми конями означает утрату чего-то необычно ценного, не сводимого к рамкам полезности. Машинная цивилизация наступала н? природу и тем самым изменяла весь строй мысли людей, уклад их жизни и духовные ценности. Возникла ситуация прочного круга: стремление к удобствам, комфорту и удовольствиям порождало все новые н новые достижения научно-технической мысли, а с другой стороны, все более активно заявлял о себе складывающийся военно-промышленный комплекс. Это порождало массу проблем экологического характера, которые могли быть решены опять-таки только техническими средствами. Реши эти проблемы, цивилизация порождает новые, гораздо более масштабные, что приводит к ситуации “дурной бесконечности” (Гегель). Так господствующая система ценностей, направленная на удовлетворение потребности “иметь” как можно больше, пошла в глубочайший конфликт с другой, гораздо более фундаментальной потребностью человека – “быть”, т. е. жить и развиваться вне жесткой зависимости от того, что он имеет. Последнее обеспечивается системой моральных религиозных и эстетических ценностей, которые в определенный момент как бы выходят на поверхность н начинают превалировать над сугубо материальными интересами.

   Следовательно, суть экологического кризиса лежит в фундаментальном слое личности человека и его потребностей, что объясняет в определенной степени психологическую неготовность миллионов людей осознать эту опасность. Ситуация напоминает известный эксперимент с лягушками. Если кастрюлю с холодной водой, где находится лягушка, медленно нагревать, то лягушка расслабится, а когда вода станет горячей, у нее не будет сил, чтобы выпрыгнуть. Но если такую же лягушку сразу бросить в кастрюлю с горячей водой, она, разом напрягшись, сможет выпрыгнуть. Человечество находится в положении первой лягушки, постепенно привыкая к опасным загрязнениям окружающей среды и убаюкивая себя относительным комфортом, который несет с собой техногенная цивилизация.

   Выход видится только с выработке общечеловеческого экологического императива деятельности на основе концепции коэсолюцпп (т. е. совместной, согласованной эволюции) природы и человечества. Суть экологического императива состоит в международном признании “запретной черты” для технологических экспериментов, переступать которую человечество не имеет права ни при каких обстоятельствах. Пример такой черты уже есть – запрет ядерной войны, да и вообще исключение насилия как способа решения международных конфликтов. Нарушители этого императива независимо от того, какие цели они преследуют, должны рассматриваться как совершившие преступление перед человечеством.

   Целью внедрения экологического императива в сознание человечества является достижение коэволюцни Природы и Разума человека. Это поистине историческая задача, ибо только ее решение способно обеспечить выживание человека как биологического вида и переход в состояние ноосферы. Человек станет ответственным за развитие биосферы и общества, научится направлять это развитие. Для этого необходимо коренное изменение характера и типа мышления сотен миллионов людей на всей планете, отказ от идеи примитивного антропоцентризма, когда человеческие потребности могли удовлетворяться за счет бесконечного расширения масштабов использования природы. Темпы развития технико-технологической грани цивилизации оказались гораздо выше, чем естественная эволюция биосферы н самосознание человека. Образно говоря, руки человечества опередили его мозг н природу. Гармонизация этих отношений на основе международных программ – задача номер один.

   В свое время Ф. М. Достоевский рассматривал историю человечества как путь от неосознанного “быть”, через осознанное “иметь” к осознанному “быть”. Разумеется, здесь нет, да и не может быть никаких гарантий, ибо хитрость Разума и ирония Истории всегда будут спутниками человечества. Наивно было бы в очередной раз уповать на грядущий золотой век. Среди людей всегда будут “правильные” и “неправильные”, идущие в стаде и своим, особым путем. Речь не может идти о выведении особой породы “нового человека”, который разом преодолеет все несовершенства мира, решит все глобальные проблемы н т. д. Размышляя над современностью н будущим, приходится все чаще вспоминать слова Фауста, сказавшего перед смертью, что жизнь и свободу заслуживает лишь тог, кто “вседневно н ежегодно” живет “трудясь, борясь, опасностью шутя”. В этом бесконечном движении рождаются мудрость и радость – вечные спутники философствования.

 

Часть 2

База готовых студенческих работ